Е.К. Март
Директор моей головы
Людоед, лисица Пэрри и звери, лечащие черепах
Поэзия бетона
Ноктюрн
История любви E-mol
Шмоток воспоминаний

 
Дискография 
Информация 
Архив 

 
Home 
Обратная связь 

Альбом записывался больше года. Имеет несколько "гаражное" звучание. Сказку о Людоедах и Черепахах придумала Лиза Романова. Гитарные соло и клавишные эксперименты - Вадим "Петрович" Романов. Некоторые партии на бас гитаре - Саня Татаринов. Были использованы катушечный магнитофон НОТА 203-1 со стеклянными головками, 4-х канальный микшер, китайская "балалайка" CASSIO, ФАЭМИ 1М и аналоговый кусок от сгоревшей цифровой драм машины.

Е.К. Март
Ремейк 2002 года


 Альбом



Copyright © 1989, в.и.а. ЛЕТИТ  

Е.К.

(40 Минут. Выпущен на пленке)

Челябинск 1989.
Запись произведена в разных местах города Челябинска в различное время 1989 года.
Архивная запись


 
  • ДИМА КУЗНЕЦОВ - флейта, электрогитара, гитара, гитара - бас, клавишные, голос, ударные.
  • ВАДИК РОМАНОВ - электрогитара, соло гитара, клавишные, голос.
  • САНЯ ТАТАРИНОВ - гитара - бас, голос.

АРАНЖИРОВКИ - Д.Г.Кузнецов
ЗВУКООПЕРАТОР - Д.Г.Кузнецов
ИНЖЕНЕР - Д.Г.Кузнецов
ВСЕ ОСТАЛЬНОЕ - Все остальные

Ансамбль благодарит Лизаньку Романову за чудесную импровизацию про Людоеда, Лисицу Пэрри и пр.


Е.К. Март
Дима Г. Кузнецов
3:59

Смотрю и не вижу. Вышел за.
Руки сами лезут в карманы.
Ветер времени режет глаза.
Чье-то лицо часами измаранное.

Руки сами лезут в карманы.
Там-тоже пусто. Hо, вроде, заняты.
Куда бы засунуть этот качан
Дуреющий от запаха мяты.

Всего лишь март. Время зверей.
Всего лишь ежегодная психбольница.
Рука дрожит. И спичка в ней.
И АСТРА не может раскуриться.

И кто-то бродит по под'езду.
Это-кошки с человеческими голосами.
А может быть кто-то как я, там, внизу,
Только с боками полосатыми.

Эй, вы! Где вы там? Черти!
Вы не видали мое время
Марки ЛУЧ? Может встретите?
Тогда не рассказывайте про меня.

Я уже не тяну руки.
Два кармана. Чертей - ни одного.
Все это - ей богу - просто звуки.
Hету там никого.


Директор моей головы
Дима Г. Кузнецов
6:31

Должен быть кто-то
От кого
осыплется известка
С потолка,
Имеющий в кармане
Колоду крапленых фраз
Смущающих мой глаз.

В любой из ваз
Должно быть три цветка,
И должен быть кто-то
Приносящий им по утрам
Каждый раз
Воды стакан.

Должен быть кто-то
Стоящий за углом
С осиновым колом
И заполняющий пустоты,
И отрывающий рвы.

А над ними за своим столом,
Hа высоте
Птичьего полета -

Директор Моей Головы.

Хозяин разбитой гитары
Меня ведет на чердак.
Там будет все так
Как в песнях.
Он продает их.
Чердак старый
Как сундук
Полон кофт желтых
Hа веревках натянутых между
Трех Рук.

И я выбираю одежду.


Людоед, лисица Пэрри
и звери, лечащие черепах

музыка Вадима Романова.
замечательная импровизация Лизы Романовой

9:33


Поэзия бетона
Дима Г. Кузнецов
3:20

Я пробовал взглянуть в окно
На пятом этаже.
Там все морской болезнью
Измучились уже.
Но на каждый пузырь -
Довольно шипов.
Там принято таскать
Чужие мышеловки.

И от езды в автобусе
Морской болезнью можно
Страдать.
И очень просто в косы заплетать
Из головы растущие веревки.

Я манией величия
Переболел уже,
Когда хотел я поселиться
На пятом этаже.
Теперь же, предпочтя мышей,
Спускаюсь я в подвал.
Хоть ни туда и ни сюда
Меня никто не звал.

Мужчины цвета
Кислородного баллона
Пытаются прибить
Гвоздем ржавым
К бетонной стене
Поэзию бетоно-
Мешалок.

Как жалко
Мужчин носящих
Сапоги на выпуск,
Кроме себя
Ничего не имеющих
У них на всех
Одна большая крыса.
И каждый своего кота готов ей притащить
На съеденье.

 

( Лирическое отступление )

Небо стало оранжевым и мокрым. После ужина оно медленно но неотвратимо стало превращаться в костный мозг. Однако директор картины выразил недовольство по поводу с'еденных бутербродов и развесил его по ступенькам в помощь раздвоившимся личностям. Вскоре оно хорошо пропиталось громкоговорителями, и после того как конденсация светло - серых лекций была доведена до вавилонского столпотворения, вылетело в трубу. Hо подвал все же наполнился обрезками шланга.


Ноктюрн
Дима Г. Кузнецов
7:14

( Часть 1 )

Ночь. Дым. Снег.
Дом. Запах дров.
Дым шел вверх,
Значит будет тепло.

Тишина.
На снегу
Спит Луна.
Ни гу-гу.

След в снегу
Снегом занесло.
А я все жду
Когда же станет тепло.

( Часть 2 )

Я не Бодлер. Hе обзывайтесь. Я злей его.
И все импрессионисты - А, ну их!
Я ощущаю электричество,
И мне теперь не до ennui

И я не фотограф теперь.
Я - кинооператор.
И мне ближе скорей АЦП
Нежели компаратор.

И я разучился рисовать
Статические заряды.
Но дайте мне ток, и я покажу вам что
С ним делать надо.

И это все заставляет меня (хм-м)
Писать стихи от которых можно сойти с ума.
Наверно скоро я начну друзьям
Посылать сумасшедшие письма.

И я тороплюсь. Скорей!
Возможно это мой лучший стих.
И 12 чертей
Сами складываются в 5/8.

Меня опять включили. Раз в сотый.
И мне уже некогда затылки чесать.
И я иду покорять покоренные мной высоты,
На этот раз с помощью электричества.


История любви E-mol 
Дима Г. Кузнецов
импровизация на флейте Димы Кузнецова

5:47


Шмоток воспоминаний
Дима Г. Кузнецов
5:03

Шел март.
Я -
Наполеон.
Монмартр.
Что-то от туда.
Далеко.
Или просто звон
Черный Кот
И Испанская Простуда?

Шел дым
Громадной трубой.
Беды
Ждали ото всюду.
Бил bell
Над кухонной плитой
Ел мел
Спасаясь от простуды.

Куда ты это все девал?
В какой-то шкафчик?
Тебя я не поя 
запаиваю в пай
За пайку 
спирта.

Как пахнет 
подоконник под дождем?
Ты помнишь, мальчик?
Я помню, 
только я уже не тот
По воле 
Вирта.

 

Hа стрене обворубленная жна - зажигальная весна.
За стреней обвороченной зареживай и грохай об сосна.

В Париже всегда 
стоит железная башня.
Она любит ее 
как свои пять пальцев.
Занятная кукушка, 
но уже не кусается,
И спрятав пулемет 
молчит колхозная пашня.

В Париже всегда
Что-то было напрасное.
Его никто не забывал,
Поскольку просто не бывал.
И кто гвоздей не завоевал -
Тот в подоконник их вбивал.
Особо если выпивал
И видывал чего-то красное.

Hа стрене обворубленная жна - зажигальная весна.
За стреней обвороченной зареживай и грохай об сосна.

Там башней было 25,
И гном воинственной заточки
Мои лирические строчки
Со всех их, пьяный, распевал.
Потом связал свои узлы
И бросил вниз, вслед за собой.
Включил торшер, и сам собой
Орал, что все они козлы.

Что горло у него болит,
Что перенес он
менингит
И на ходу взлетев в трамвай
Подумал обо всех :
BYE-BYE

Hа стрене обворубленная жна - зажигальная весна.
За стреней обвороченной зареживай и грохай об сосна.