35
На восток
Радиорекатор
Старшие художники
Спасатель
Возвращение
Амазонка
Эротика
Добро
Городской ноктюрн
M.L.
Крыжовник
Праздник ухода
Жабонька
35

 
Дискография 
Информация 
Архив 

 
Home 
Обратная связь 

Применение новых технологий позволило в этом альбоме достичь определенного уровня качества. Хотя общая концепция альбома выглядит традиционной для ЛЕТИТ, даже возможно несколько более лиричной, некоторые песни, такие как "Радиореактор", "M.L.", "Жабонька", как мне кажется, на общем фоне кажутся экспериментальными.

 


 Альбом



Copyright © 1999, в.и.а. ЛЕТИТ 

ТРИДЦАТЬ ПЯТЬ

(59 Минут. Выпущен на CD)

Запись произведена в Марте - Декабре 1999г в Челябинске

Дима Г. Кузнецов - гитара, голос, клавишные, программы для компьютера.

Саня Горностаев - вокал (15), все остальное.



Все тексты, кроме "Ноктюрна", придумал Саня Горностаев. "Ноктюрн" и весь музон - от Димы Г. Кузнецова.
Песня "Жабонька" посвящается Андрею "Свину" Панову.
Отдельная благодарность Вадиму Петровичу Романову. Ну, просто спасибо, и все.

Альбом - нудный.

Дима Г. Кузнецов
Челябинск, Декабрь


35
Дима Г. Кузнецов - Саня Горностаев
1:38

Мне 35,
И Микки Маус мне не друг,
И я давно уже
не писаю в постель,
И космонавтом быть
я больше не хочу.
Зато умею ненавидеть
шоколад.

Мне 35,
Мой сын - бандит и хулиган,
Мой дом - троллейбус,
я почти его люблю,
А под окошком
посадил я саксаул.
Теперь я тоже настоящий
джентльмен.

Мне 35,
И, как ни странно, я живой.
Мои года - моё богатство,
ну и пусть.
Мне так не хочется быть
старым и больным,
А молодым мне никогда
уже не стать.

Мне 35.

На восток
Дима Г. Кузнецов - Саня Горностаев
2:00

Тихая истерика,
Вопли полушепотом,
Не хочу в Америку,
Мне бы по Европе бы.

Мне бы попарижиться,
Мне бы побрюсселиться.
Мне так часто видится
Ночь над "Красной Мельницей".

Мои краснокожие сестры,
Мои красномордые братья,
Мои красножопые тётки,
Вы не увидите меня никогда.

Мои краснорукие дедки,
Мои красноногие бабки,
Мои краснопузые дядьки,
Нас разделяет большая вода

Эти откровения
Слишком много стоили,
Все ушли сомнения
И не беспокоили.

Мне бы по Крещатику,
Или по Литейному,
А сестрёнки - братики
Подождут наверное.

Мои краснокожие сестры,
Мои красномордые братья,
Мои красножопые тётки,
Вы не увидите меня никогда.

Мои краснорукие дедки,
Мои красноногие бабки,
Мои краснопузые дядьки,
Нас разделяет большая вода.

Радиореактор
Дима Г. Кузнецов
2:17


Старшие художники
Дима Г. Кузнецов - Саня Горностаев
3:36

Старшие художники
Очень обижаются
Если их не поняли -
Сильно напиваются.

Старшие художники -
Как маленькие детки,
Спать не могут по ночам,
Не сожрав таблетку.

Старшие художники
Злые и бездарные.
Между алкоголиков
Очень популярные.

Старшие художники
Существа ранимые,
Трезвые - угрюмые,
Пьяные - противные.

Старшие художники -
Сибариты вшивые.
До самозабвения,
Сволочи, ленивые.

Старшие художники
Зря не напрягаются,
Если вдруг приходится -
Глупо улыбаются.

Старшие художники
Страшно одинокие,
От проблем Отечества
Как никто далёкие.

Старшие художники
Целый день тусуются,
Как дожить до вечера,
Глупые, волнуются.

Спасатель
Дима Г. Кузнецов - Саня Горностаев
3:50

Посредине шторма,
Ни туда, ни сюда.
Где же Медные трубы?
Лишь Огонь да Вода,

Лишь холодная ночь,
Да бешеный день.

Посредине жизни -
В общем, сущий пустяк,
Я заплыл далеко,
Только что-то не так.

Надо двигаться дальше,
Но поздно, и лень.

Посредине песни -
Не забыть бы слова.
По утрам, как обычно,
Болит голова.

По утрам, как обычно,
Хочется пить.

Посредине неба -
Только шторм всё сильней,
Только добрые жены
Добрых друзей

Смотрят явно с укором,
Мешая мне плыть.

Посредине счастья -
Это просто кино.
Нереальные звёзды.
Нереальные, но

Они светят лишь тем,
Кто ходит пешком.

Посредине смерти -
Я похоже приплыл.
Я чуть-чуть недоспал,
И чуть-чуть недопил.

В этой тёмной воде
Слишком тесно вдвоём.

Возвращение
Дима Г. Кузнецов - Саня Горностаев
4:00

Я пришел слишком поздно,
Чтобы снова лечь спать.
Я пришел слишком рано,
Чтоб заправить кровать.

Я не люблю тебя утром,
И ты знаешь за что.

Я пришел слишком добрым,
Чтобы дать тебе в глаз.
Я пришел слишком трезвым,
Чтоб обнять унитаз.

И пусть я выгляжу скверно,
И помято пальто.

Но дай мне шанс
Не стать врагом,
И дай попытку
Улыбнуться.
Там где я был -
Там был содом.
Но я вернулся.

Я пришел слишком честным,
Чтобы просто молчать,
Я пришел слишком хитрым,
Чтобы всё рассказать.

Ты знаешь как тяжело
Быть безнадежно больным.

Я пришел лишком слабым,
Чтобы слушать тебя,
Я пришел слишком сильным,
Чтобы думать что зря

Все эти странные ночи,
И странные дни.

Но дай мне шанс
Не стать врагом,
И дай попытку
Улыбнуться.
Там где я был -
Там был содом.
Но я вернулся.

Амазонка
Дима Г. Кузнецов
4:51


Эротика
Дима Г. Кузнецов - Саня Горностаев
6:25

Заманчивый вечер для жизни,
Чудесная ночь для любви,
Сегодня уснут только те,
Кто не любит кино.

Луна притворилась невинной,
По небу плывут корабли,
Горячие смелые губы,
Сухое вино.

Зачем эти странные речи?
К чему этот преданный взгляд?
Ведь всё решено до того,
Как зажгли фонари.

А в воздухе пахнет грозою,
И свечи так томно горят.
Пространство желаний исчезнет
С приходом зари.
Искусству быть добрым и нежным
Никто никогда не учил.
Эх, если бы молодость знала,
А старость могла.

Но кто-то под белую простынь
Заложит волшебный тротил,
И стон разорвёт тишину
От угла до угла.

Незваное утро размоет
Все краски вчерашних картин,
Никто ни о чём не жалеет,
Всё просто прошло.

Кто спал, тот всего лишь проснулся,
Кто смог, тот остался один,
Как будто случайно оставив
Чужое тепло.


Добро
Дима Г. Кузнецов - Саня Горностаев
4:31

Доброе солнце на рассвете сказало,
что этот день мой.
Доброе солнце по секрету сказало,
что этот день мой.
Но мне так трудно проснуться,
Я сутра никакой,
И моё тело, к тому же
Не в ладах с головой,
Только доброе солнце сказало,
Что этот день мой.

Добрые люди мне днем говорили,
что я идиот.
Добрые люди весь день говорили,
что я идиот.
Они еще мне сказали,
Что это вряд ли пройдет,
Потом связали мне руки,
Заткнули мне рот.
Такие добрые люди,
Они доказали,
Что я идиот.

Добрые звёзды мне ночью шептали,
что ты не придёшь.
Добрые звёзды так нежно шептали,
что ты не придёшь.
И я подумал что, наверное,
Бал не так уж хорош,
Но почему твои признанья
Так похожи на ложь…
Лишь только добрые звезды шептали,
что ты не придёшь.


Городской ноктюрн
Дима Г. Кузнецов
2:57

Опять зима,
Опять темно.
Опять нашел себя 
хрен знает где,
И нету ни души.

Свет желтых фар -
Они за мной.
Я знаю все повадки
их машин.

Где тот трамвай,
Что довезет меня
до знакомых мест?

Где тот трамвай,
Что довезет меня
до знакомых мест?

Трамвая нет.
И спичек нет.
Идти пешком?
Да я б пошел,
когда бы знать
куда идти.

А за углом
Встаёт рассвет.
А может чей-то дом
горит.

Где тот трамвай,
Что довезет меня
до знакомых мест?

Где тот трамвай,
Что довезет меня
до знакомых мест?


M.L.
Дима Г. Кузнецов - Саня Горностаев
2:45

Я так ее хотел,
Что и подумать не смел,
То как мальчишка краснел,
То, задыхаясь, бледнел,
О! Моника Л.!

Я так ее хотел,
Не спал, не пил и не ел,
За сутки весь поседел,
За трое весь облысел.
О! Моника Л.!

Я так ее хотел,
О чём так сильно жалел,
Что робок был и несмел,
Что ничего не успел,
О! Моника Л.!


Крыжовник
Дима Г. Кузнецов - Саня Горностаев
1:27

Я забрался в палисадник,
Где крыжовник ты жрала,
Я просил тебя, но ты же
Ничего мне не дала.

И назавтра обманула,
Хоть возможность и была,
Улыбалась и шутила,
Только снова не дала.

Я тебя просил всё лето,
Но смеялась ты в ответ,
Я уже почти поверил,
Что на свете счастья нет.

Но потом настала осень,
И крыжовник отошел.
Ты слегла с дизентерией,
А я в армию пошёл.


Праздник ухода
Дима Г. Кузнецов - Саня Горностаев
4:30

Сделай лицо веселей,
Сегодня справляем
праздник ухода.
Бойся нетрезвых людей -
Они разливают
в стаканы свободу.

Они запивают ее
Любовью, разбавленной
болью и страхом,
И каждый поёт о своём,
И каждый готов
на последнюю драку.

Сделай попроще лицо.
Праздник ухода -
праздник для сильных.
Снова ты гонишь не то.
Лучше молчи,
будешь выглядеть стильно.

Лучше послушай сюда,
Я объясню тебе
смыл разлуки.
Это совсем не беда,
Это всего лишь
конец твоим мукам.

Ну сделай лицом что-нибудь!
Не будь так серьезна,
ведь ты же в порядке.
Попробуй покрепче заснуть,
Пусть будет твой сон
нескончаемо сладким.

Забудь всё что было скорей,
Ведь счастье так близко,
оно уже рядом.
Вот только нетрезвых людей
Не трогай.
Не надо.

Жабонька
Дима Г. Кузнецов - Саня Горностаев
Посвящается Андрею "Свину" Панову

12:56

Я подобрал тебя
У ресторана.
Был серый вечер,
Дождь как из ведра.
Я был в печали,
И немого пьяный.
Мне так хотелось
Ласки и тепла.

А ты сидела
На холодной лавке,
И вся дрожала,
Как осиновый листок,
Смешно поджав
Свои кривые лапки,
Была похожа
На загадочный цветок.

Твои глаза,
Как две тарелки супа,
Пылали жаром
Страсти и любви.
А я был добрым,
И, конечно, глупым,
И свято верил,
Что всё будет впереди.

И я забрал тебя,
Промокшую такую,
И молоком горячим
Дома напоил,
Потом достал
Подушку голубую,
И на постель
С собою рядом уложил.

Ты сладко квакала во сне,
А я, счастливый,
Мечтал о том,
Что не пройдет и дня,
И станешь ты
Так сказочно красива,
Что я пойму -
Проходит жизнь не зря

Но дни текли,
А ты всё не менялась,
И все продукты
Уничтожила мои.
Наверно чудо
Мне всего лишь показалось,
И мне противны стали
Выходки твои.

Ну а когда
Ты выпила всё пиво,
И докурила мой последний
Беломор,
Я понял,
Что меня ты не любила.
Ты подписала себе
Смертный приговор.

Я сдал тебя
На станцию юннатов.
Они разрезали с восторгом
Твой живот.
Уж лучше быть
Здоровым и богатым,
Чем ждать,
Что чудо вдруг произойдет.

С тех пор прошли года,
А я всё вижу,
Тот день и час,
Когда тебя убил.
Ведь я не думал,
Что тебя обижу.
Ведь я тебя, коварную,
Любил.

Но каждой ночью
Ты приходишь снова,
С бутылкой пива,
И коробкой папирос.
В твоих глазах,
До боли мне знакомых,
Стоит немой
Отчаянья вопрос.

35
Музыка народная, стихи Сани Горностаева
1:49

Мне 35,
И Микки Маус мне не друг,
И я давно уже не писаю в постель,
И космонавтом быть
я больше не хочу.
Зато умею ненавидеть
шоколад.

Мне 35,
Мой сын - бандит и хулиган,
Мой дом - троллейбус,
я почти его люблю,
А под окошком посадил я саксаул.
Теперь я тоже настоящий
джентльмен.

Мне 35,
И девки лезут мне в штаны,
Они не знают,
что я моносексуал,
Они насилуют
мой бедный телефон.
Ориентацию мне
вряд ли поменять.

Мне 35,
И, как ни странно, я живой.
Мои года - моё богатство,
ну и пусть.
Мне так не хочется
быть старым и больным,
А молодым мне никогда
уже не стать.